Аналитический доклад: Зеленый щит как инструмент сохранения живой природы в урбанизированных регионах

В докладе рассмотрен международный опыт создания лесопарковых поясов городских агломераций

Автор — Захаров Константин Валентинович,
Кандидат биологических наук,
Московское городское общество защиты природы

Непростая экологическая ситуация, сложившаяся в Московском регионе и других городских агломераций России, всё больше привлекает внимание не только специалистов, но и рядовых жителей. Представители власти также признают актуальность проблем и заявляют о стремлении улучшить положение дел. И если необходимость улучшения состояния окружающей среды для многих очевидна, то представления о возможных путях решения проблем очень расплывчаты и противоречивы. Простые жители зачастую просят оставить в покое лес или парк под окном, тогда как чиновники рвутся «привести природу в порядок». Нередко приходиться слышать и о «необходимости развития региона», под которым подразумевается дальнейшее усиление урбанизации и увеличение плотности населения. Конечно, такое несовпадение взглядов не способствует позитивным изменениям. Вместе с тем, в мировой урбанистике давно показаны главные условия высоко качества окружающей среды в городах, и особенно, в мегаполисах – это сохранение живой природы, а именно разнообразия природных сообществ, флоры и фауны (McKinney, 2002; Tzoulas et al. 2007; Derborn and Kark, 2010). Во многих работах показана прямая связь между физическим и психическим благополучием жителей и биологическим разнообразием, однако научно доказанные выводы далеко не всегда очевидны неспециалистам. Важнейшая общемировая проблема, ограничивающая практическое применение современных научных знаний получила название «разрыва» между наукой и практикой, решение которой пока не найдено (Cilliers et al., 2004). Ситуация усугубляется из-за постоянно растущих потребительских интересов населения (Miller, 2005) и постоянного отдаления загородных ландшафтов от места жительства, уплотнения застройки, повсеместного паркового благоустройства. Богатейшие знания в области охраны природы, накопленные в нашей стране и за рубежом, остаются невостребованными и не могут повлиять на ситуацию.

Какие же методы предлагаются или уже реализованы в практике охраны природы городских агломераций? Самый сложный и малопродуктивный путь – это пытаться восстановить живую природу на нарушенных землях, особенно после такого мощного воздействия как урбанизация. Зачастую невозможно воссоздать даже отдельные природные элементы. Результативна другая, наиболее распространённая в мире природоохранная стратегия, направленная на выделение и сохранение природных и природоподобных местообитаний (McKinney, 2002; Miller et al., 2009; Standish et al., 2013). Именно благодаря ей и сохраняется живая природа в Московском, самом урбанизированном, регионе России.

Важнейшим шагом для сохранения природы стало выделение «зелёных поясов» вокруг городских образований. Эта идея родилась после индустриальной революции в 19 в., когда урбанизация приняла невиданные раннее масштабы. Города перешагнули окружавшие их крепостные стены и в городскую черту вошли пригородные сады, луга и другие незастроенные земли, которые стали всё активнее использоваться для рекреации. Идею сохранения этих прилегающих земель от застройки выразил Ebenezer Howard (Howard, 1902; цит. по Вengston and Youn, 2006), предложив концепцию «города-сада». Howard раздвинул радиально-кольцевую структуру средневекового города на растущие индустриальные регионы. Город-сад должен был окружён сельскохозяйственными и рекреационными зонами, получившими название «Зелёный пояс» (англ. green belt). Зелёный пояс разделяет города и позволяет беречь леса и другие природные территории, а также сельхозземли.

Соображения о необходимости сохранения незастроенных территорий в городах и пригородах уже в то время имели более чем веские основания. В крупнейшем городе конца 19 в. – Лондоне, а также других крупных европейских и американских городах санитарно-гигиенические условия оценивались как катастрофические: периодически вспыхивали эпидемии холеры, тифа, оспы и даже чумы. Власти не могли оставлять этот вопрос без внимания, тем более уже было показано, что главная причина эпидемий и ужасающего состояния городской среды – качество воды и воздуха, именно эти два фактора и в первую очередь и определяют санитарно-гигиенические условия города. Поэтому главной задачей для улучшения ситуации стало обеспечение горожан чистым воздухом и водой. Выход был в выделении «Зелёных поясов». Необходимо подчеркнуть – парки, скверы, леса, т.е. всё, что объединяется термином «зелёные пространства» – представляют собой ключевой элемент стратегии по созданию здоровой городской среды, а вовсе не некую внешнюю декорацию. Именно с таких санитарных позиций и рассматривались незастроенные территории в городах и пригородах ещё с 19 в., когда и появился термин «зелёные лёгкие» (Carlow and Hong, 2015). Идею выделения зелёного пояса вокруг Лондона обсуждался уже в 1901 г., однако впервые Зелёный пояс был выделен вокруг Москвы. К сожалению первенство российской столицы в этом вопросе практически не отражено в международной литературе.

Лесопаркового защитный пояс (ЛПЗП) был создан в 1935 г. и был закреплён в 1-м Генеральном плане развития Москвы. Площадь ЛПЗП составила 35000 га (Генеральный план…., 1936; Саушкин и Глушкова, 1983). В Генеральном плане Москвы была использована весьма распространённая в конце XIX – начале XX вв. модель сохранения в городе незастроенных земель (shape-related models), когда территории с природоохранным статусом выделяются исходя из их местоположения и существующей конфигурации. При этом главным назначением «зелёных поясов» считалось ограничение территориального роста городов за счёт окружающих природных и сельскохозяйственных ландшафтов, а также создание условий для отдыха населения (Maruani, Amit-Cohen, 2007). Уже в то время учитывалась необходимость общего планирования для сопредельных регионов – Москвы и Московской области – что считается важнейшим условием для охраны природы городских образований (Zipperer et al., 2000). При расширении Москвы в 1960 г. была увеличена и площадь ЛПЗП, составившая 162500 га (Москва: Энциклопедия, 1997) (рис. 1).

Закон о создании зелёного пояса в Лондоне был подписан в 1938 г. Сегодня, после нескольких расширений, площадь зелёного пояса вокруг Лондона составляет 508500 га (рис. 2 и 3).

Конечно, понимание значения зелёного пояса Лондона эволюционировало, и сейчас специалисты оценивают его в том числе и как важный элемент в восстановлении природных ландшафтов (Amati and Yokohary, 2006). На официальном уровне Зелёный пояс рассматривается как средство обеспечения здоровья жителей, биологического разнообразия и улучшения качества окружающей среды (London Plan…, 2015). Конечно, ситуация с зелёным поясом Лондона не так радужна как хотелось бы: из-за высоких цен на недвижимость он не выходит из фокуса внимания застройщиков, а также используется для размещения объектов инфраструктуры (Carlow and Hong, 2015).

Зелёные пояса уже созданы вокруг многих городов, в т.ч. мегаполисов, это распространённая общемировая практика, особенно в Европе и Азии. В качестве примеров можно привести Сеул, Пекин, Бангкок, Копенгаген, Вену, Будапешт, а также Торонто, Оттаву и пр. Практика азиатских городов, которые встали перед необходимостью противодействия последствиям безудержной урбанизации заслуживает отдельного упоминания. Так, в Китае общая площадь урбанизированных территорий выросла 8170 км2 только за период 1990-2000 гг., причём 75,3 % новой застройки приходятся на бывшие сельхозугодия (Liu et al., 2005). Власти Китая пытаются контролировать рост городов, а Зелёный пояс воспринимается как один из инструментов этого сдерживания. В научных исследованиях важность Зелёного пояса как инструмента ограничения роста городов показана наряду с двумя другими методами, а именно установлением жёстких границ города и ограничение инфраструктуры (Pendall et al., 2002). Поэтому отношение к проектированию зелёных поясов весьма серьёзное. Например, площадь Зелёного пояса вокруг Шанхая составит 580000 га, а проектные работы намечено завершить только к 2020 г. Конечно, создание сети охраняемых территорий вокруг азиатских городов с давно освоенными пригородами задача непростая, однако на это тратятся значительные ресурсы.

Показательным примером может быть Пекин, один из крупнейших мегаполисов Китая площадью 16000 км2. Пекин имеет радиально-кольцевую структуру: шесть колец автодорог и два зелёных пояса – между 4 и 5-м кольцами и между 5 и 6-м. Решение о создании зелёного пояса принято ещё в 1958 г., когда уже тогда остро встала проблема бесконтрольного разрастания города, однако в реальности годом начала работ стал 1986. Основное внимание уделено зелёному строительству – только в период с 1994 до 2000 гг. были заложены культуры на площади 140 км2. Именно нехватка площади для лесных культур и стала главной проблемой, решить которую можно было только при использовании сельхозугодий или рекультивации застроенных территорий. Руководство города стало выкупать земли у фермеров, однако, из-за высоких цен на недвижимость землевладельцы старались продать свои участки под застройку. Это потребовало специальных решений – застройщиков обязали 2/3 участка использовать в качестве «зелёного пространства» и лишь 1/3 разрешается занять под строительство, построенное жильё частично использовалось для переселения фермеров в качестве компенсации за землю. Это позволило только в период с 2000 по 2004 г. высадить 23 млн. деревьев (рис. 4).

Вместе с тем, анализ космоснимков показывает, что существует нелегальный оборот земель в Зелёном поясе. Высокая плотность населения усиливает социальную напряжённость: достаточно сказать, что в границах Зелёного пояса проживает 880000 фермеров.

В целом, Зелёный пояс Пекина был создан, однако проектные решения несколько раз корректировались, поскольку реализовать их на практике зачастую было невозможно. Специальные исследования показали, что важнейшими условиями, без выполнения которых нельзя создать Зелёный пояс, стали следующие:
— вовлечение фермеров и других землевладельцев в процесс проектирования, а воздействие на их жизнь по возможности необходимо уменьшить;
— разработка механизма адекватной компенсации изымаемых земель;
— частичная компенсация горожанами, т.е. теми, кто прямо заинтересован в создании Зелёного пояса, расходов по выкупу земель.

Пример Пекина показал, что сам по себе Зелёный пояс не в силах остановить городскую экспансию: он должен быть частью комплекса мер, включающего другие экономические и социальные инструменты, направленные на привлечение внимания населения и его симпатию – например возможность рекреации (Mills, 2002; Jang and Jinxing, 2007).

Таким образом, главная цель создателей Зелёного пояса – решение таких важнейших проблем как создание здоровой окружающей среды и ограничение роста городов. Неслучайно инициаторами этой природоохранной меры выступали архитекторы, проектировщики и городские власти, а не традиционные природоохранники – биологи или географы. Последние десятилетия показали, что необходимо уделять значительное внимание социальным вопросам в деле охраны живой природы в современном городе, Зелёный пояс не может быть вопросом, лежащим только в поле зрения проектировщиков.
Общемировой опыт в полной мере актуален и для городских агломераций России, в т.ч. Московского региона. Авторы 1-го Генерального плана Москвы – архитекторы В. Семёнов и В. Чернышёв, при создании ЛПЗП использовали наиболее передовые на тот момент научные и планировочные решения, правильность которых только подтверждалась временем. К концу 20 в. Москва фактически слилась с городами ближнего Подмосковья и образовала единую агломерацию, границы которой перешагнули кольцевую автодорогу А-107, отстоящую от административных границ Москвы на 30-40 км. Как и у других крупных городских образований (Breuste, 2004), административные границы Москвы не соответствуют фактической градостроительной освоенности региона и проходят глубоко внутри городской агломерации.

Кардинальные изменения произошли в 1991 г., с началом строительного бума, особенно усилившегося с 2001 г. ЛПЗП перестал играть существенной роли в Московском регионе, тогда как в Москве к 2000 г. уже сформирована сеть региональных особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Анализ космоснимков показал, что за период 1991-2001 гг. потеря площади ЛПЗП в границах Московской области составила 20,9 %, однако если использовать по Московскому региону в целом, включая Москву, то эта цифра сократится до 14,2 % (Boentje and Blinnikov, 2007).

В сложившихся условиях единственным выходом будет восстановление общей сети территорий с природоохранным статусом в Москве и срединной части Московский области. Именно в 50-ти километровой полосе вдоль границ Москвы размещена основная часть населения Московской области, здесь сложилось наиболее неблагоприятное сочетание природных и застроенных территорий (Гнеденко и Казьмин, 2013). Вместе с тем, существующие и планируемые к созданию ООПТ приурочены к периферии Московской области, где показатели лесистости существенно выше (Схема развития….; Захаров, 2013), а, следовательно, значительно лучше экологическая обстановка. Такое положение дел разительно отличается от размещения ООПТ в Москве, где статус особой охраны присвоен практически всем значимым природным территориям (Доклад…, 2014). Подобное неравномерное соотношение в полной мере подтвердило правильность выделения ЛПЗП на границе двух субъектов, поскольку в защите в первую очередь нуждаются наиболее привлекательные для градостроительного освоения территории (Zipperer et al., 2000). Проектируемый Зелёный щит вокруг той или иной городской агломерации должен включать именно такие, экологически важные, но вместе с тем уязвимые для хозяйственного освоения природные территории. Достижение результата не возможно и без учёта важнейшей особенности, а именно взаимодействия с населением и общественностью, которые при грамотном информировании будут всемерно поддерживать создание Зелёного щита.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Генеральный план развития и реконструкции Москвы. Московский рабочий. 1936.

Гнеденко Е.Д., Казьмин М.А. 2013. Земельная реформа и проблемы развития Московского столичного региона. // Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск № 36. Февраль.

Доклад о состоянии окружающей среды в Москве в 2013 г. Правительство Москвы – Москва: Lark Ltd. 2014

Захаров К.В. 2013. Урбанизация как основной фактор негативного влияния на местообитания диких животных Московского региона. // Бюллетень МОИП. Отд. Биолог. Т. 118. Вып. 3. С. 10-18.

Москва: Энциклопедия / Гл. ред. С.О. Шмидт. М.: Изд-во «Большая Российская энциклопедия», 1997 — 976 с.

Саушкин Ю.Г. Глушкова В.Г. 1983. Москва среди городов мира. М.: Мысль. 285 с.

Схема развития и размещения особо охраняемых природных территорий Московской области.
http://verhovye.ru/wp-content/uploads/2016/07/shema.pdf.

Amati M., Yokohari M. 2006. Temporal changes and local variations in the functions of London’s green belt. Landscape and urban planning. 75, 125-142.

Bengston D.N., Youn Y.C. 2006. Urban containment policies and the protection of natural areas: the case of Seoul’s greenbelt. Ecology and society. 11(1): 3 [online].

Boentje J. P., Blinnikov M.S. 2007.

Breuste, J. H., 2004. Decision making, planning and design for the conservation of indigenous vegetation within urban development. Landscape and Urban Planning 68 (2004), 439-452.

Carlow M.C., Hong Y.W. London Green Belt: From Health-Scape to Infra-Scape. Proceedings of the 8th Conf. Int. Forum Urban.

Cilliers, S.S., Müller, N., Drewes, E., 2004. Overview on urban conservation: situation in the western-grassland biome of South Africa. Urban Forestry&Urban Greening 3(2004).
Dearborn, D.C. and Kark, S., 2010. Motivations for conserving urban biodiversity. Conserv. Biol. 24(2), 432-440.

Howard E. 1902. Garden cities of tomorrow. Sonnenschein, London, UK.

Liu J.Y., Zhan J.U., Deng X.Z. 2005. Spatio-temporal patterns and driving forces of urban land expansion in China during the economical reform era. Ambio 34, 450-455.

London Plan: the spatial development strategy for London consolidated with alteration since 2011. Greater London Authority: London 2015.

Maruani, T., Amit-Cohen, I., 2007. Open space planning models: A review of approaches and methods. Landscape and Urban Planning, 81(2007), 1-13

McKinney, M.L. 2002. Urbanization, biodiversity and conservation. BioScience 52 (10), 883–890.

Miller, J.R., 2005. Biodiversity conservation and the extinction of experience. Trends in Ecology and Evolution 20 (8), 430-434.

Miller J.R., Snyder S.A., Skibbe A.M., Haight R.G. 2009. Prioritizing conservation targets in a rapidly urbanizing landscape. Landscape and urban planning. 93 (2009), 123-131

Pendall R., Martin J., Fulton W. 2002. Holding the line: urban continment in the United States. Center of urban and metropolitan policy. The Brookings Institution, Washington DC.

Seddon, P.J., Armstrong, D.P., Maloney, R.F., 2007. Developing the science of reintroduction biology. Consev. Biol. 21 (2),

Standish, R., R. Hobbs, and J. Miller. 2013. Improving city life: options for ecological restoration in urban landscapes and how these influence interactions between humans and nature. Landscape Ecology 28, 1213-122.

Tzoulas, K., Korpela, K., Venn, S., Yli-Pelkonen, V., Kaźmierczak, A., Niemelä, J., James, P., 2007. Promoting ecosystem and human health in urban areas using green infrastructure: A literature review. Landscape and Urban Planning 81 (3), 167-178.

Yang J., Jinxing Z. 2007. The failure and success of greenbelt program in Beijing. Urban Forestry and Urban Greening 6, 287-296.

Zipperer, W. C., Wu, J., Pouyat, R.V., Pickett, S.T.A., 2000. The application of ecological principles to urban and urbanizing landscapes. Ecological Applications.10 (3), 685-688.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Рисунок 1 и 2. Сеть природных и озеленённых территорий Лондона в 2011 г. (рис.1) и в соответствии с планом развития Зелёного пояса (источник: London Plan 2011, Implementation Framework. Green infrastructure and open environments: the all London Green Greed)

Рисунок 3. Два Зелёных пояса Пекина и изменения лесопокрытой площади (зелёная заливка) по результатам космического мониторинга (рис. взят из Yang and Jinxing, 2007).

Рис. 4. Лесопарковый защитный пояс Москвы в соответствии с Генеральным Планом реконструкции Москвы 1971 г. (http://www.retromap.ru/forum/viewtopic.php?t=2371#no_top_display_media)