Стратегия «Зелёный щит» — тренд на устойчивое экологически сбалансированное развитие

Методическая статья руководителя проекта Антона Хлынова и директора АНО «ЦИТУР «Ноосистема» Владимира Кравцова

Существуют разные подходы к использованию природных ресурсов, управлению территориями и пространственному развитию: от парадигмы потребления и волюнтаристского преобразования к парадигме природосообразности и устойчивого развития. В современных российских условиях парадигма природосообразного развития практически отсутствует. Принятие решений в основном подчинено точечной конъюнктуре и стихийному движению рынка; пространство, территория, земельные ресурсы рассматриваются лишь с точки зрения их виртуальной (монетарной) ценности как объектов недвижимости. Это в первую очередь касается урбанизированных густонаселенных территорий, где социально-экологическое благополучие населения больше носит декларативный характер. Яркий нашумевший пример последнего времени – проблема ликвидации гигантской свалки в Балашихе ближнего Подмосковья.

На этом примере, как в капле воды, просматриваются глубинные корни, причины и следствия неконтролируемого роста урбанизации за счет опустошения периферийных территорий. Мотивация стремления в большой город связана с бегством от безработицы, стремлением к карьерному росту в контексте власти и денег, стремлением к материальному благополучию в «перекошенной» системе ценностей. Не гармония с природой и следование заповеданным традициям и знаниям, которыми так богата наша глубинка, не создание большой семьи и формирование здорового поколения, а стремление к индивидуализму в благоустроенной городской квартире, желательно с загородным коттеджем и домом за границей, к высокой зарплате и т.п. Следствием этого является стресс большого города с вредными для здоровья и семьи способами его снятия (ночные клубы, алкоголь, склонность к употреблению лёгких и тяжёлых наркотиков и т.п.). Складывается своеобразная система гендерных отношений. Защита прав сексуальных меньшинств и само их концентрированное существование – сугубо урбанистическое явление. В большом городе стирается культурная идентичность нации, народа.

Другим пагубным следствием урбанизации является массовая безоглядная застройка территорий, что приводит к стрессовым нагрузкам на биосферу и ее экосистемы, часто нанося ей непоправимый экологический ущерб. Природопользование — это всегда одна из самых сложных проблем во взаимоотношении человека с природой, так как затрагивает все сферы общественной жизни: экономику, политику, право, международные отношения, науку, образование, культуру, этику. При этом характерно, что в процессе взаимодействия с природой человек, как правило, с большим опозданием осознает и понимает, что имеет дело со сложной системой, от которой находится в полной зависимости. В связи с этим возникает необходимость управления процессом взаимодействия «человек – природа». Это объективное требование устойчивого регионального природопользования, которое предполагает:
1) признание главенства биосферных (естественных законов) над законами социально-экономического развития общества;
2) признание необходимости сохранения равных возможностей удовлетворения природными ресурсами и условиями последующих поколений.

Для достижения устойчивого природопользования в любом регионе или отдельной территории необходимо не только вывести экономическую деятельность на уровень экологической емкости территориальной экосистемы, но и создать основы перехода к устойчивому природопользованию (в информационной, правовой, экономической, образовательной, воспитательной, просветительской деятельности людей). Это возможно только при условии, что в системе административного управления территорией будет создана четкая система показателей устойчивого природопользования, а на ее основе адекватная ей система территориального планирования.

Ландшафтное планирование (ЛП) – известный в международной практике (в первую очередь в Германии и странах Евросоюза) инструмент экологически сбалансированного управления природопользованием. Это иерархически организованная система пространственных решений для экологически безопасной, экономически эффективной и социально малоконфликтной адаптации многофункционального землепользования к ландшафтной (природосообразной) структуре территории. Его целевая установка — планирование экологически целесообразной жизнедеятельности человека, т. е. практическая реализация идеологии устойчивого территориального развития. Во-первых, это совокупность методических инструментов, используемых для построения такой пространственной организации деятельности общества в конкретных ландшафтах, которая обеспечивала бы сохранение основных функций этих ландшафтов как системы поддержания качества жизни. Во-вторых, это коммуникативный процесс, в который вовлекаются все субъекты и природоохранной, и хозяйственной деятельности на территории планирования и который обеспечивает выявление всех интересов природопользователей, проблем природопользования, решение конфликтов и разработку согласованного плана действий и мероприятий.

Несмотря на очевидный научный и практический потенциал ЛП, продвижение его методологии в практику встречает разнообразные, прежде всего правовые, ограничения. Действительно, в законодательных актах РФ эта процедура отсутствует. В то же время в ряде основополагающих правовых документов, например, в Градостроительном и Земельном кодексах РФ, в «Законе об охране окружающей среды» и др., присутствуют нормы зонирования территории без какого-либо отсылочного методического подкрепления. Между тем планы территориального развития, в которых постулируются концептуальные представления об устойчивости, сбалансированности социально-экономических и природно-экологических факторов, должны подкрепляться соответствующими механизмами их совместного учета. В связи с этим ставится задача разработки инструментов интеграции ЛП в процедуры территориального планирования на всех его уровнях (см. Приложение 1).

Теоретическая основа ЛП имеет междисциплинарный (трансдисциплинарный) характер и гармонично объединяет знания из предметных областей гео- и биоэкологии, географии, геологии, архитектуры и гуманитарных наук. Методические инструменты ЛП способны систематизировать разнородные данные о современном состоянии, значимости (ценности) и чувствительности природных сред и комплексов, дать комплексную целевую оценку земель, включая их геополитическое положение и стратегические перспективы использования при наличии конкурирующих вариантов. Это особенно актуально для современной России, когда на ликвидацию последствий скороспелых решений уходят годы и десятилетия. Корректно составленные ландшафтные планы помогают руководителям наиболее эффективно распорядиться потенциалом района или региона и даже страны, не нанося ущерба окружающейся среде.

Из вышесказанного следует, что самая большая проблема в том, что инструменты ЛП не подкреплены на законодательном уровне. Нас могли бы выручить подзаконные акты, с их помощью можно было придать юридическую силу методике ЛП, но даже эти попытки осуществить весьма трудно, поскольку нет заинтересованности у законодателей. Ведь чего мы добиваемся? Грамотного, устойчивого развития территории. А что происходит на самом деле? В основном руководители регионов управляют краем или областью исходя из представлений о том, где можно взять деньги.
Например, Иркутская область развивается за счет Ангарска, Братска, еще пары городов-доноров, а вся остальная территория как бы «не работает». ЛП же помогает увидеть и наиболее эффективно использовать разные возможности социально-экономического развития, в первую очередь туристско-рекреационный потенциал Байкальской природной территории. Институтом географии СО РАН за последние 20 лет накоплен уникальный для России опыт ЛП (в рамках российско-германского научного сотрудничества), важнейшим итогом которого стало комплексное экологическое зонирование жемчужины мирового наследия в соответствии с Законом РФ «Об охране озера Байкал».

Этот опыт идеально подходит для других пилотных российских территорий (Арктика, Республика Крым и др.). В частности, В.С.Тарасенко (президент Крымской академии наук, председатель крымской республиканской ассоциации «Экология и мир», член регионального штаба Общероссийского народного фронта в Республике Крым) призывает к созданию в Крыму системы рациональной территориальной организации природопользования: «Достижение стратегических целей устойчивого развития должно опираться на концепцию формирования территориальной системы, предусматривающей создание природоохранного каркаса из взаимосвязанного и взаимодополняющего комплекса заповедных и в разной степени преобразованных территорий. Система охраняемых территорий со щадящим режимом природопользования должна образовывать взаимосвязанный комплекс, в котором каждая зона дополняет друг друга. Общая площадь охраняемых территорий должна составлять в условиях Крыма 60%, причем в горной части – 70–80%, в равнинной – 50%. Земли интенсивного сельского хозяйства, промышленные районы, города и поселки, зоны добычи полезных ископаемых, транспортные коридоры и узлы должны образовывать вкрапления охраняемых природных территорий».

Именно на организацию подобного сбалансированного каркаса и ориентирована методология ЛП, взятая на вооружение в рамках проекта «Зеленый щит», инициированного исполкомом ОНФ при поддержке Госдумы РФ и президента страны В.В.Путина. В настоящее время в качестве пилотного проекта на примере регионов Центральной России разрабатывается методика и регламент территориального планирования лесопарковых (лесозащитных) зон вокруг крупных городских агломераций с учётом природной составляющей, общественного мнения и позиции экспертного сообщества. Стратегия «Зелёный щит» — тренд на устойчивое экологически сбалансированное развитие на страновом, региональном и местном уровнях. От инициативы «Зелёный щит» проект направлен к сбалансированному территориальному (ландшафтному) планированию и комплексному землеустройству. Роскосмос, Русское географическое общество, Институт географии РАН совместно с ОНФ готовы активно поддержать данный проект в части широкого использования инструментов ЛП, геопространственных технологий и обеспечения высокодетальными данными дистанционного зондирования Земли. В качестве следующего шага продвижения заявленных инициатив мы предлагаем их реализацию на ключевых участках Байкальской природной территории, Русского Севера и Республики Крым с первоочередным обоснованием экологического каркаса территорий на основе ЛП и результатов космического мониторинга.

Приложение 1