В Верхошижемском районе Кировской области побывала экспедиция специалистов

Коренной москвич с исконно вятской фамилией — за сохранение природы Верхошижемского района Кировской области

На новогодних каникулах в Верхошижемском районе Кировской области побывала экспедиция специалистов-природоохранников, выступающих за сохранение ландшафта нашей местности и развитие здесь экологического туризма. В состав её вошли московские экологи Антон и Наталья Хлыновы и заместитель директора регионального природоохранного центра при Министерстве охраны окружающей среды Кировской области Владимир Борисович Новосёлов. Антон Хлынов – руководитель региональной группы общественного мониторинга Общероссийского народного фронта по проблемам экологии и защиты леса в Московской области, коренной москвич, выпускник Московского государственного университета геодезии и картографии, основную часть своей профессиональной деятельности посвятил землеустройству на особо охраняемых природных территориях. Наталья – филолог, учитель русского языка и литературы, родилась в Архангельской области, профессиональный экскурсовод, специалист по экологическому и историко-культурному просвещению Всероссийского НИИ охраны природы. Владимир Борисович – коренной вятчанин, долгие годы посвятивший охране природы Вятского края и даже успевший поработать заместителем директора государственного природного заповедника «Нургуш».

Интерес к Верхошижемской земле со стороны изыскателей заинтересовал редакцию районной газеты «Верховья Шижмы». Несмотря на сильную занятость, гости согласились дать интервью газете.

— Антон, скажите, какую ценность для учёных и исследователей в области природоохраны представляет наш район, и каким образом московские специалисты оказались в вятской глубинке? Может быть, это стремление побывать на родине предков — судя по фамилии, у вас вятские корни?

– Возможно, когда-то мои предки действительно жили на Вятке, и этот вопрос для нашей семьи очень интересен, но на сей раз цель приезда у нас другая.

По первой специальности я инженер-исследователь природных ресурсов. Так получилось, что с первого курса наш преподаватель землеведения Олег Кузьмич Кадетов заинтересовал меня и ещё несколько увлечённых учёбой студентов нашей группы геоморфологией и наукой о ландшафте. Полученные азы этих наук в дальнейшем сильно пригодились нам на практике, когда пришлось заниматься вопросами и землеустройства, и охраны природы. А мне до сих пор интересно всё, что связано с рельефом, в котором отражаются особенности формирования и развития ландшафтов, как природных, так и культурных. В вашем районе располагается самая высокая точка Вятского увала – возвышенности, простирающейся по территориям Татарстана, Республики Марий Эл и Кировской области. Высота этой точки составляет 284 метра над уровнем моря. Отсюда берут свои истоки сразу несколько малых рек, которые, стекая в разные стороны, впадают в ту же Вятку. Безусловно, наиболее возвышенная часть Увала, представляющая собой сочетание врезанных в его тело логов, долин и водоразделов, залесённых и открытых участков, весьма живописна. В тридцати километрах южнее Вятка «прорывает» Увал и образует тем самым одно из красивейших мест региона в районе Атарской луки, славящейся своими «поющими» песками. И творение природы в этих местах не ограничивается только лишь эффектом живописности. Наши коллеги геологи отмечают, что в этом районе обнаруживается пересечение крупных линеаментов – геодинамически активных зон, связанных с тектоническими разломами в земной коре, которые распространяются и за пределы возвышенности. Энергия рельефа обусловливает здесь и высокое ландшафтное разнообразие. Наиболее возвышенные и пониженные места, истоки и поймы рек, заболоченные территории являются ключевыми элементами экосистем, и их ценность тем больше, чем меньше они затронуты хозяйственной деятельностью и чем дальше находятся от населённых мест.

 

– Здесь – кладезь для историко-культурных, в том числе археологических, исследований, изучения истории населявших когда-то эти земли народов, – дополняет Антона Наталья. – Ведь известно, что издавна люди селились на возвышенностях или вблизи рек и водоёмов. Поэтому существует крайняя необходимость сохранить здесь для потомков как нетронутые участки природы, так и, хотя бы отчасти, постепенно восстанавливать здесь культурный ландшафт, содержащий и отражающий в себе традиционный уклад жизни. А вообще я хотела бы отметить, что почему-то, когда речь заходит об экологии, об охране природы, то очень часто приходится слышать, что человек является исключительно вредным для природы созданием, а для её охраны людям приходится жертвовать какими-то интересами, теми или иными потребностями. Однако распространение такой парадигмы – это, извините, самый настоящий экологический радикализм, отражение, как это ни странно, именно потребительского отношения и к природе, и к собственному человеческому роду. Мы придерживаемся другой идеологии. У человечества есть и опыт, и знания природосообразного, а в каком-то отношении даже созидательного природопользования, что вполне объяснимо, так как в природе всё расставлено по своим местам и ничего не создано зря, в том числе и род человеческий. Конечно, прежде всего здесь стоит обратиться к народным традициям, к опыту наших предков, которые умели жить в гармонии с природой и в быту, и в общем хозяйстве, и в культуре. Известно, что так называемое традиционное природопользование некоторых малых народов Крайнего Севера даже является охраняемым. Но почему же не уделять больше внимания восстановлению традиционного природопользования, экологичного по своей сути, и в других местах России? В частности, и здесь, на Вятке. В ландшафте Вятского увала можно прочесть очень многое. Он поистине хранит в себе знания, которые тоже есть бесценный ресурс природы. Но только ресурс этот мы можем извлечь благодаря нашим способностям познавать окружающий мир и использовать его для духовного обогащения, которое обязательно отзовётся и материальным прибытком. Разве здоровье не является таковым? А умение правильно позиционировать природные красоты местных ландшафтов, охраняя их, умение особенно преподнести историю этих мест, их культурное наследие обязательно будет привлекать сюда туристов, которые посетят эти места в поисках источника здоровья телесного и духовного. Развитие же туристской инфраструктуры, может быть – в виде оформления объектов показа, устройства экологических троп, гостевых домов, мест отдыха будет способствовать и экономическому развитию района.

Именно по этой причине вы сегодня и ездили в Зониху?

– В Верхошижемском районе земли Зоновского поселения в районе реки Ошеть, где находится вершина Вятского увала, действительно своеобразны, – продолжает Антон. – Даже воздух там кажется более разреженным, почти как в горах. Наверное, настрой такой особенный. Как говорит моя супруга, эффект от ландшафтной терапии. Да-да, есть и такое направление в современных оздоровительных практиках. В 2014 году мы уже приезжали сюда. Благодаря Дмитрию Васильевичу Кадесникову, который тогда был главой района, смогли увидеть красоты этих мест, но до самой высокой точки Увала мы в тот раз так и не добрались. С тех пор прошло почти 4 года, и вот мы снова здесь и наконец-то дошли до вершины. Отрадно, что какого-либо серьёзного воздействия на природу мы здесь не обнаружили. Да, ведётся заготовка леса, но во многих местах лес даже забирает себе бывшие сельскохозяйственные угодья. Кстати, самая высокая точка Увала как раз расположена на сильно заросшем березняком колхозном поле. На топографических картах эта точка обозначена условным знаком тригонометрического пункта – пункта государственной геодезической сети. Однако этого пункта мы сегодня на месте не обнаружили. Пирамиду над ним, наверное, снесли, но сам геодезический знак, может быть, и сохранился, просто под глубоким снегом его не удалось обнаружить.

Каковы ваши ближайшие планы относительно этих мест?

– Когда сойдёт снег, собираемся снова сюда приехать и попробовать отыскать геодезический знак в искомой точке. Если не найдём его и в земле, то организуем геодезические работы по восстановлению местоположения пункта и его заложению. Затем предложим частично расчистить и обустроить место. Например, можно установить рядом смотровую вышку, с которой бы просматривались все окрестности на многие километры. Кстати, говорят, что когда-то здесь была и пожарная каланча. Стоило бы обустроить и подход к этому месту, установить какие-нибудь информационные знаки, рядом сделать навес, скамейки и столики для отдыха.

А вообще вы впервые на Вятке?

– В начале 90-х, когда я ещё учился, ректором нашего университета был известный космонавт, уроженец Вятского края, Виктор Петрович Савиных (в настоящее время Виктор Петрович является президентом университета, – прим. ред.). Естественно, что родной край он знал хорошо и своих студентов на практику рекомендовал направить в Кировскую область, так как здесь, на крутых берегах Вятки, можно отыскать естественные выходы горных пород – натуральный дидактический материал для изучения геологии и геоморфологии. Вятка – живая, практически не зарегулированная какими-либо гидротехническими сооружениями река. Поэтому на космических снимках можно увидеть характерный для рек, живущих своей естественной жизнью, удивительный по красоте рисунок из современных и древних русел, плёсов, стариц, прирусловых валов, надпойменных террас, поросших борами. Всё это – ценный материал для обучения студентов профильных специальностей.

А в 2013 году мне пришлось побывать в этих местах уже как сотруднику ВНИИ охраны природы в качестве руководителя проекта по созданию здесь национального парка. В границы парка, согласно ещё ранее разработанным предложениям по его организации, должны были войти природные комплексы Атарской луки и прилегающих к ней территорий в бассейне Вятки. Безусловно, мне было интересно заняться проектом, и мы с коллегами из минэкологии области приступили к разработке эколого-экономического обоснования создания национального парка. Вот тогда-то я и познакомился с Владимиром Борисовичем Новосёловым, с которым мы проехали, наверное, не одну сотню километров в этих местах в ходе проработки множества вопросов с органами местного самоуправления, с лесничествами и с природопользователями. Стоит сказать, что создание национального парка в Кировской области было включено в Концепцию развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения именно по предложению правительства области, хотя впервые планы по созданию парка возникли уже более двадцати пяти лет назад.

Владимир Борисович, расскажите, пожалуйста, немного о проекте по созданию национального парка.

– Работы по планированию этой природоохранной зоны на территории Кировской области были начаты ещё в конце 80-х годов прошлого столетия, но периодически, по объективным причинам, то прекращались, то возобновлялись вновь. В 2013 году вопрос по проекту национального парка был опять открыт уже в рамках реализации названной Антоном Юрьевичем Концепции. Летом 2014 года научным сообществом региона и представителями ВНИИ охраны природы снова были организованы выезды на перспективные для включения в парк территории, чтобы доказать, что часть природных комплексов необходимо включить в разряд охраняемых. Преподаватели и студенты кафедры биологии и географии ВятГУ побывали в долинах рек Вятка, Пижма, Немда, Суводь, Ошеть. По результатам исследований было показано, что и флора, и фауна там действительно уникальны для нашего региона. В этих местах обнаружены как степные, так и таёжные виды растений, выявлены следы пребывания северного оленя, бурундука, росомахи, выдры и других редких для области млекопитающих. Из птиц – беркута, большого подорлика, филина. Почти все эти животные занесены в Красные книги России и Кировской области.

Антон, следует ли понимать, что в силу действующего законодательства решение о создании национального парка принимает Минприроды России? Какова судьба проекта в настоящее время?

– В силу ряда особенностей нашего природоохранного законодательства возникли сложности в части согласования проекта с природопользователями. В 2015 году решено было принять принципиальное решение о необходимости создания парка, но работы над проектом снова временно приостановлены до решения ряда вопросов правового характера.

Сейчас речь идёт о том, чтобы сделать будущий национальный парк одним из вятских эколого-туристических брендов, где главное внимание будет уделено экологическому и историко-культурному просвещению, развитию познавательного и оздоровительного туризма. При этом хочу предвосхитить вопросы людей, живущих в данной местности, о том, можно ли будет на этой территории собирать грибы, ягоды, заниматься охотой и рыбалкой, а также хозяйственной деятельностью. Да, это будет возможно. Однако в национальном парке часть территорий будет отведена под заповедную зону, в которой такая деятельность будет строго ограничена. Но такие ограничения необходимы для предоставления возможности самой природе воспроизводить биологические ресурсы и сохранять равновесие. Любой человек, живущий вблизи дикой природы, любой собиратель, любой охотник, рачительно относящийся к своей земле, прекрасно это понимает. Поэтому и мы планируем здесь организовать такую форму природоохраны, при которой хозяйственная деятельность и рекреация, сбор дикоросов, охота и рыбалка будут допустимы при условии не нанесения ущерба окружающей среде, ведения экологически устойчивого природопользования. В то же время охранный режим отдельных территорий парка пресечёт на них браконьерство, поможет не только сохранить уникальные ландшафты вятской природы, но и привлечь федеральные средства на содержание и охрану будущего парка, развитие туристической инфраструктуры. Главное же – это, поняв суть местной природы, прочувствовать, осознать то, чем жили здесь люди и тысячу лет назад, и то, чем живут, чем дышат они сейчас, что необходимо здесь для устойчивого развития в настоящем и будущем, близком и далёком. И только после того, как будет достигнуто понимание природосообразности этой жизни и возможности применения на данной территории каких-либо правовых форм природоохраны, в том числе и такой, как «национальный парк», только тогда можно принимать какие-либо юридически закрепляемые решения об учреждении здесь особо охраняемой природной территории.

Какие работы, помимо научных исследований, планируются вами по проекту в настоящее время?

– Наша задача – сформировать более конкретные предложения по границам, зонированию и туристско-рекреационному обустройству парка (возможно, это будет ландшафтный заказник), обсудить это с представителями местных сообществ, с администрациями районов, с органами региональной власти, с природоохранной общественностью, с учёными, экспертами, задействовать в работе силы Русского географического общества и ОНФ. Однако дело должно касаться не только вот этого, конкретного планируемого к созданию на Вятке национального парка. Речь идёт и о развитии системы особо охраняемых территорий регионального и местного уровней. Всё-таки в Кировской области процент таких территорий ещё довольно низок. Необходимо при этом, конечно же, совершенствование законодательной базы в части создания и функционирования охраняемых объектов природы, дабы исключить массу противоречий и потенциальных конфликтов между экономическими и природоохранными интересами в обществе. И, кстати, ряд предложений в этом направлении уже сформулировал и направил в уполномоченные органы власти федерального уровня Общероссийский народный фронт по результатам прошедшего Года экологии и по итогам состоявшегося в конце декабря Форума действий ОНФ «Россия, устремлённая в будущее». Мы также очень рассчитываем на поддержку в деле совершенствования природоохранного законодательства и Законодательного собрания Кировской области, особенно в направлении выработки действенных экономико-правовых механизмов так называемой интеграции особо охраняемых природных территорий в систему социально-экономического развития муниципальных образований и регионов. Ведь на местах многие проблемы и преимущества тех или иных подходов видны гораздо лучше, чем с федерального уровня. Вот тогда работа по созданию национального парка в Вятском крае пойдёт более быстрыми темпами и окажется действительно во благо. Во благо и природы, и людей, живущих на этой замечательной земле. И то, что мы оставили самой природе, вернётся нам сторицей, сторицей здоровья и достатка, материального и духовного, настоящих и будущих поколений.

Беседовала Светлана Шушканова

 

Читайте также:

  • «Зелёный щит» — это прежде всего ответственность

  • В Волоколамске учреждена группа общественного экоконтроля

  • Волоколамску нужна более открытая информационная политика

  • ОНФ подвел итоги реализации инициативы о создании «зеленых щитов»

  • Активисты ОНФ займутся мониторингом состояния малых рек Подмосковья