Смертоносное благоустройство

Ни один здравомыслящий человек не станет целенаправленно уничтожать в родном городе здоровый лес или цветущий луг, преследовать и убивать живущих там зверей и птиц. Почему же с каждым годом в Москве уменьшается площадь природных местообитаний, исчезают даже самые обычные виды животных и растений, то есть неуклонно сокращается биологическое разнообразие, устойчивость и экологическая эффективность природных комплексов – основы «зелёных лёгких» миллионов людей?

Автор — Борис Леонтьевич Самойлов, кандидат билогических наук, ответственный редактор Красной книги Москвы, член общественного и экспертного советов при Департаменте природопользования и экологии города Москвы.

Как представляется многим москвичам, сохранившиеся в столице лесные массивы и речные долины в последние годы неузнаваемо преобразились и по уровню благоустройства вышли на обещанный Мэром Москвы С.С.Собяниным «европейский» уровень. Там появились покрытые тротуарной плиткой или асфальтом прогулочные и велосипедные дороги, фонари уличного освещения, спортивные площадки и залы, каменные берега у рек и прудов, газоны и цветники. О таком роскошном благоустройстве раньше нельзя было и мечтать! Казалось бы, следует только радоваться и благодарить заботливое руководство Москвы за тот комфорт, который создаётся в поистине грандиозных масштабах. Однако оценка экологических последствий осуществляемого в столице благоустройства свидетельствует о том, что в создаваемом «комфорте» не всё так просто и однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Никто не ставит под сомнение необходимость определённого уровня благоустройства находящихся в многомиллионном мегаполисе природных территорий. Но нужно разобраться, на что оно ориентировано, кто его проектирует и ведёт строительные работы, чем оно заканчивается для живой природы, а, следовательно, для экологического благополучия всего города. И главное – какие средства по заявкам Департамента природопользования, Департамента жилищно-коммунального хозяйства, Департамента культуры, а теперь ещё и Департамента капитального ремонта Правительство Москвы отпускает на это «благоустройство», вероятно, полагая, что чем больше бюджетных денег будет освоено на «приведение в порядок», да ещё – «по-европейски» объектов природного наследия российской столицы, тем большую признательность москвичи будут испытывать к руководству города за такую небывало щедрую заботу о них.

С некоторых пор лица, планирующие и проектирующие благоустройство природных территорий Москвы, включая особо охраняемые, полностью игнорируют тот факт, что в условиях мегаполиса именно городские леса, разнотравные луга, реки и водоёмы в естественных берегах выполняют функцию природного кондиционера и наиболее востребованы горожанами как места оздоровительного прогулочного отдыха. Когда под благоустройство отводятся рекультивируемые свалки и складские зоны, где от природы ничего не осталось, там, безусловно, можно проектировать благоустройство и озеленение, как говорится, «с чистого листа». И совсем иное дело, когда речь идёт о лесопарке или речной долине, где сохранились лесные, луговые и околоводные сообщества, обитают различные представители природной флоры и фауны. Вот здесь как раз и возникают опасные для Москвы экологические просчёты, влекущие за собой безвозвратную утрату сохранившейся на её территории живой природы и, как следствие, ухудшение микроклимата и состояния окружающей среды, а следовательно – качества жизни людей.

Ни один здравомыслящий человек не станет целенаправленно уничтожать в родном городе здоровый лес или цветущий луг, преследовать и убивать живущих там зверей и птиц. Почему же с каждым годом в Москве уменьшается площадь природных местообитаний, исчезают даже самые обычные виды животных и растений, то есть неуклонно сокращается биологическое разнообразие, устойчивость и экологическая эффективность природных комплексов – основы «зелёных лёгких» миллионов людей? Главными причинами создавшейся ситуации являются не чьи-то злонамеренные действия в отношении живой природы, а стремление руководителей города переварить за её счёт миллиардные суммы и наглядно продемонстрировать свою «заботу» о комфорте и удобствах москвичей. Именно ради этого с недавних пор на благоустройство природных территорий Москвы отпускаются такие громадные средства – от нескольких сотен миллионов до миллиардов рублей! И освоить их возможно только при выполнении такого комплекса благоустроительных работ, который приемлем разве что для парадных скверов на центральных площадях столицы. Вот и появляются в глубине леса или на пойменных лугах московских речек несовместимые с природой различные спортивные сооружения, километры дорог с твёрдым покрытием и бортовым камнем, бесконечные ряды фонарей, каменные речные берега и, конечно, газоны и цветники. Именно это позволяет сделать проект выгодным и для заказчика и для его исполнителей. Когда на «кону» сотни миллионов и даже миллиарды рублей, кто же станет беспокоиться о сохранении какого-то биологического разнообразия и микроклимата, ведь, как известно, «лес рубят – щепки летят!».

Особенно наглядно пагубные для живой природы Москвы последствия подобного урбанистического благоустройства видны на примере долины Яузы и южной окраины Битцевского леса за МКАД. Вместо сохранения и восстановления природных качеств этих территорий, приспособления их для самого востребованного среди жителей перенаселённого мегаполиса оздоровительного прогулочного отдыха в природном окружении, там сделано всё, чтобы насытить берега реки и естественный лес чуждыми им элементами урбанизации и превратить их в подобие городского парка или стадиона. В Москве до сих пор проектным разработкам на природных и озеленённых территориях не предшествует инвентаризация представленных на них природных сообществ, флоры и фауны, без чего, понятное дело, ни о каком сохранении биологического разнообразия не может быть и речи. Итог подобного благоустройства закономерен. В долине Яузы, после заключения её русла и стариц в вертикальные стенки из обтянутого проволокой гранитного щебня или вбитых в землю лиственничных или сосновых брёвен, лишились нерестилищ и исчезли даже такие неприхотливые рыбы как карась и плотва. На высокий вертикальный берег теперь не могут выбраться, а потому тонут маленькие утята, в результате уничтожения околоводной растительности перестали гнездиться соловьи, над водой больше не порхают стрекозы. До благоустройства поймы Яузы в ней на месте новоявленных чахлых газонов среди разнотравья произрастали занесённые в Красную книгу Москвы ирис и северные орхидеи – пальчатокоренник Фукса и дремлик широколистный. Всё это природное богатство при желании можно было бы не только сохранить, но и приумножить – если бы главной целью проекта благоустройства речной долины ставилось не максимальное освоение бюджетных средств, а восстановление её природных качеств и создание оптимальных условий для оздоровительного прогулочного отдыха горожан. Но от проведённого благоустройства пострадала не только природа. Теперь благоустроенная пойма, где на месте стариц и лугов появились водонепроницаемые дороги с покрытием из тротуарной плитки и плохо пропускающие воду «газоны», после сильных дождей уже не вмещает её избыток, и река широко разливается по «приведённым в порядок» берегам и окрестным улицам.

Не менее тяжёлые последствия для живой природы возымело благоустройство южной части Битцевского леса, где решили «приспособить» для отдыха отдалённый от жилых кварталов хорошо сохранившийся хвойно-широколиственный лес. Лесные тропы, по которым изредка ходили разве что грибники, замостили тротуарной плиткой и установили вдоль них множество фонарей и торшеров, в заболоченном ольшанике и на сыром лугу вдоль реки Битцы зачем-то уложили сотни квадратных метров деревянных настилов, а на разнотравной поляне непонятно для кого устроили роскошную детскую площадку. Вдоль единственной в Москве старинной сосновой аллеи возвели громоздкий спортивный и досугово-развлекательный комплекс, хотя именно на этом месте в многомиллионном городе успешно возобновлялась и нормально развивалась сосна, именно здесь жили занесённые в Красную книгу Москвы зайцы-русаки, зимой на снегу оставляли следы горностаи. Но все эти редкие для мегаполиса природные достопримечательности, разумеется, не остановили тех, кто озабочен только одним – извлечением личной материальный выгоды. Неважно, что и долина Яузы и Битцевский лес имеют статус региональных особо охраняемых природных территорий, что с того, что там обитают животные и растения из Красной книги Москвы! С недавних пор это перестало быть препятствием для включения особо охраняемых природных территорий Москвы в программу коммерчески ориентированного паркового строительства.

Урбанизация природных территорий Москвы идёт полным ходом. Разного рода спортивные и досугово-развлекательные объекты и благоустройство с элементами урбанизации активно внедряются даже на такие знаковые для Москвы и всей страны особо охраняемые природные территории как национальный парк «Лосиный Остров» и природный заказник «Воробьёвы горы». Теперь без каких-либо серьёзных обоснований и экологических экспертиз принимаются волевые решения о полной трансформации сохранённых в мегаполисе лесов и лугов, о замене их искусственными зелёными насаждениями, где уличных фонарей становится больше, чем здоровых деревьев. И мало кто задумывается над тем, сколько тысяч жизней приносится в жертву ради неуёмного желания городских чиновников, проектировщиков и строителей «заработать» на московской природе хорошие деньги. Когда в лес или в речную долину вторгается тяжёлая строительная техника, завозится гранитный щебень, прокладываются дороги с твёрдым покрытием и инженерные коммуникации, с наступлением темноты зажигаются непонятно для кого предназначенные сотни фонарей, то практически все представители природной флоры и фауны там обречены на вымирание. Одни из них исчезают уже в процессе строительства, другие – вскоре после «приведения в порядок» их местообитаний. Ведь жить на газонах под фонарями или у реки с каменными берегами дикие животные и растения не могут, а переселиться из островного городского леса или уцелевшего участка речной долины им просто некуда – во все стороны до горизонта простирается сплошная городская застройка. Прогуливаясь по асфальту или тротуарной плитке новоявленного парка «европейского уровня», мало кто обращает внимание на раздавленных тритонов и ящериц, ежей и землероек, птенцов разных видов птиц, на множество разбившихся о светильники насекомых. Москвичи переживают разве что за маленьких утят, которые не могут выбраться из воды на вертикальные берега «благоустроенных» водоёмов, выбиваются из сил, намокают и тонут. И это лишь капля в море смертей, которые обрушились на живую природу Москвы по вине чиновников разных мастей, разработчиков проектов и строителей, озабоченных только одним желанием – без особых проблем положить себе в карман как можно больше денежных купюр. Именно ради этого они бесцеремонно расправляются с городскими лесами и речными долинами, уничтожая наши зелёные лёгкие и лишая миллионы москвичей возможности общения с живой природой рядом с домом. И о каком возрождении патриотического воспитания подрастающего поколения москвичей можно вести речь, если на их глазах полная жизни родная среднерусская природа превращается в парки якобы «европейского образца» с аглицкими газонами?

Конечно, когда в стране процветает «затратная система» и всем, кто имеет отношение к финансовым потокам, выгодно не экономить, а по максимуму осваивать государственные средства, вряд ли удастся легко остановить разработку и реализацию смертоносных для зелёных лёгких москвичей решений и проектов. Можно не сомневаться, что разного рода руководители, которые привыкли опираться не на природоохранные законы и элементарные экологические ограничения, а искать во всём собственную материальную выгоду, будут и дальше настойчиво отстаивать не государственные, а свои корыстные интересы.

Конечно, подавляющее большинство москвичей хочет, чтобы вблизи их домов находились не шумные парки с аттракционами и чадящими на всю округу зловонными мангалами, а полные жизни леса и речные долины, где можно на свежем воздухе, в тишине совершать оздоровительные прогулки, кормить зимой белок и слушать весной соловьёв. И мало кому нравится видеть в лесу или у реки асфальт, бетон, металл, стекло и прочие элементы урбанизации, от которых так устали жители современных мегаполисов. Как показывает опыт многих зарубежных городов, где деньги стараются экономить во всём и тратить их разумно, не уподобляясь зарвавшимся купчикам, сохранить живую природу возможно и в условиях нынешней Москвы. Для этого, прежде всего, следует прекратить тиражировать баснословные по своей стоимости проекты по превращению природных территорий столицы в подобие космодрома, где безлюдной ночью горят сотни электрических ламп, а днём на солнце блестят ограждения из нержавеющей стали. Если проект благоустройства разрабатывается для многомиллионного мегаполиса, то главным его назначением должно быть улучшение микроклимата и оздоровление городской среды, создание оптимальных условий для оздоровительного прогулочного отдыха. При этом обязательным требованием к допустимости реализации проекта любой природной и озеленённой территории является сохранение и восстановление на ней биологического разнообразия как самого объективного показателя экологической эффективности проекта.

Весь вопрос в том – как решить эту злободневную для экологической безопасности мегаполиса задачу, если всем, кто имеет отношение к развитию Москвы, выгодно не сохранять, а «преобразовывать» и разрушать живую природу. Когда, наконец, любым проектным разработкам по благоустройству природных и озеленённых территорий Москвы будет предшествовать обязательная инвентаризация их биологического разнообразия и разработка специальных мероприятий по сохранению буквально каждого вида природной флоры и фауны. Именно по такому пути пошли в тех зарубежных городах, где в сохранении и восстановлении живой природы и биологического разнообразия уже получены определённые положительные результаты. Сейчас там уже решаются задачи улучшения микроклимата городов с помощью правильно организованного озеленения и его приближения к природным аналогам, когда даже городские скверы и небольшие парки проектируются как целостные природные сообщества с большим объёмом зелёной биомассы и максимальной средозащитной эффективностью.

Однако при сложившемся в Москве положении дел с финансированием благоустройства природных и озеленённых территорий такое экологически ориентированное и недорогое в денежном выражении направление деятельности вряд ли устроит тех, кто сегодня «преобразовывает» московскую природу по своему усмотрению, исходя не из общегородских экологических, а своих личных корыстных интересов. Как показывает пример многих природных территорий Москвы, благоустроенных по насаждаемыми менеджерами от охраны природы вариантам, эти люди без колебания готовы жертвовать сохранёнными многими поколениями москвичей городскими лесами и речными долинами. Их совершенно не волнует массовая гибель обитающих там животных и растений, а о зависимости микроклимата города от «объёма зелёной биомассы на единицу площади» они, вероятнее всего, и не слышали. Иначе чем можно объяснить тщательное выстригание зелёной травы и «глубокую» обрезку деревьев и кустарников по всей Москве, многие километры залитых асфальтом и замощённых тротуарной плиткой лесных просек и дорог? Впрочем, вполне возможно, что нынешние руководители Москвы искренне убеждены, что они на радость всем жителям столицы созидают современный и комфортный по их представлениям город. Наверное, с самыми радужными намерениями они расширяют нашу столицу до Калужской области, на сотнях квадратных километров заменяют природную растительность крышами и асфальтом, превращают полные жизни леса в «стерильные» парки, а зелёную траву у дома – в «газоны», по которым уже не пробежишься босиком по росе. Всё же хочется надеяться, что у жителей Москвы сработает инстинкт самосохранения, и они наконец-то остановят смертоносное для живой природы и вредное для городской среды и здоровья людей благоустройство по московскому образцу.